• hh
  • 121096, город Москва,
    улица Василисы Кожиной, дом 1, корпус 1
    этаж 6, кабинет 611, ДЦ «Парк Победы»
    general@sovfracht.ru
    • +7 (495) 258-27-41
      +7 (495) 258-28-79

    Публикация из серии воспоминаний наших сотрудников о курьезных случаях былых времен Совфрахта. Забавная история от Александра Ткаченко о работе подразделения Совфрахта в Японии

    Публикация из серии воспоминаний наших сотрудников о курьезных случаях былых времен Совфрахта. Забавная история от Александра Ткаченко о работе подразделения Совфрахта в Японии
    09/11/21

    Дорогие друзья и коллеги!

    Мы продолжаем публикацию цикла воспоминаний наших сотрудников о курьезных случаях былых времен Совфрахта.

    Забавную историю рассказал Александр Ткаченко, со слов своего друга Евгения, о работе подразделения Совфрахта в Японии и законопослушности японцев.

    «Кодекс самураев»

    Главный офис одной из зарубежных компаний «Совфрахта» находился в Токио. Генеральным директором с нашей стороны там был в то время Василий Степанович Казаченков, очень ответственный товарищ. Однажды меня направили к нему в командировку. Прилетаю, Казаченков встречает меня взволнованный.

    - Что, спрашиваю, стряслось, Василий Степанович?
    А он мне:
    - Днем раньше прилетел заместитель министра морского флота.
    Я пожал плечами:
    - Что вы, никогда с чиновниками не общались?
    - Да не в этом дело, - отвечает, - а в том, что он вздумал провести с нашими сотрудниками беседу по недавно принятому постановлению ЦК КПСС.
    Я напрягся:
    - Это о контроле за исполнением решений на предприятиях и в организациях?
    - Ну, да.

    Тут только дошло до меня, почему Казаченков так озабочен: кроме него и еще двух-трех человек весь состав компании был японским. Собрать двести японцев, чтобы втолковывать им, как требует блюсти контроль наша партия? Даже тогда это казалось немыслимым! И я видел, что Казаченкову было не до шуток. Мы стали ломать голову, какие аргументы привести заместителю министра, чтобы он отложил беседу. Потом решили, что скажем все, как есть. Заместитель министра поначалу сильно встревожился:

    - Как это «не надо проводить беседу»?

    Но мы его успокоили, пообещав, что обсудим вышедшее постановление ЦК чуть позже – дескать, пока к такому разговору японцы не готовы. Позже мне самому стало интересно, какие меры принимают японские руководители, если их подчиненные не выполняют заданий. Как-то, улучив момент, я спросил об этом главного бухгалтера.

    - Такого не может быть, - завертел головой японец, и я понял, что мой вопрос просто не укладывался в его голове.
    - Но хотя бы теоретически, - настаивал я. - Представьте, что ваш подчиненный не исполнил ваше решение.
    - Не может быть, - твердил японец.
    - Вы сделаете ему замечание или строгий выговор? – не унимался я.
    - Я скажу: «Нехорошо, Ямуто-Сан», - наконец, сдался бухгалтер. – Но это очень жестоко. Если я скажу «нехорошо», он перестанет спать или руки на себя наложит.